Новости
12 октября 2017, 02:05

Мотоцикл по разнарядке

Давно это было. А может, и не так давно. Смотря какими мерками мерить: мерками человеческой жизни или мерками истории.

Андрюша, окончив сельхозинститут, приехал по распределению в один из отстающих совхозов. Хорошо показал себя как молодой специалист. Даже был в конце второго года работы избран депутатом в районный совет народных депутатов и возглавил в нем депутатскую комиссию.

Как и было принято, по приезде ему, как имевшему жену и маленького ребенка, выделили трехкомнатную квартиру с огородом и стайками для содержания скота. Не было только бани и летней кухни. Но это уже считалось роскошью и наживалось самим хозяином.

Андрюша был трудолюбив — как на работе, так и дома. По примеру самых работящих сослуживцев он завел двух коров, свиней, куриц, засаживал десять соток картошки. Были посажены на огороде и все виды овощей. Однако, чтобы вести хозяйство, надо было быть мобильным. Особенно это требовалось на заготовке сена. Транспорт был нужен при сборе грибов и ягод, для поездок к родственникам, живущим в пятнадцати километрах от их деревни. Служебного автомобиля у него не было, а ходить просить каждый раз у директора совесть не позволяла. Назрел вопрос приобретения передвижного средства.

Обсудив с женой необходимость покупки, решили купить мотоцикл с коляской — «Урал» или «Днепр». На нем можно ехать втроем, да и груз при необходимости привезти. Опять же, на машину денег еще не заработали. В общем, решили брать трехколесник.

Андрюша зашел к директору:

— Алексей Палыч, а как можно «Урал» или «Днепр» купить?

Директор внимательно посмотрел на своего специалиста:

— Ишь ты, «Урал» или «Днепр»! А ракету не хошь? Это такой дефицит, что днем с огнем не сыщешь. «Днепры» вообще считаются военными машинами. У него же задняя скорость есть! Так их в народном хозяйстве не продают. Выбрось эту марку из головы.

— Я видел у Ивана… — начал было Андрюша

— Видел — не видел... Иван пригнал его с армии. Там наградили за что-то. Вот и приехал на мотоцикле. Я говорю, что их нет в продаже. Слушай, что старшие говорят. А вот «Уралы»... — он задумался, повернулся к окну и продолжил: — «Уралы» распределяет сам первый...

Директор поднял указательный палец вверх.

— Первый секретарь, что ли? — не поверил Андрюша.

— Вот именно. Первый секретарь райкома. Самолично. И в очереди на сегодня, насколько я осведомлен, свыше семидесяти человек. И в основном это фронтовики. А им должны давать в первую очередь. Опять же, в год поступает на район не больше десятка мотоциклов. Вот такая, парень, ситуация.

— Это что же, мне не светит купить мотоцикл семь лет? — быстро поделил цифры Андрюша.

— Получается так по арифметике. Но ты не горюй. Сходи к первому, попроси. Объясни ситуацию. Мол, так и так: специалисту никак нельзя без транспорта — ни на работе, ни дома. Напиши для усиления заявление, я его подкреплю со своей стороны ходатайством от имени совхоза. Дескать, не только для дома, но и для езды по производственным делам техника нужна.

На том и порешили. А ко всему прочему попросили помочь еще и секретаря парткома. Он-то и сообщил первым Андрюше, что в райпо пришла партия новеньких «Уралов» из пяти штук. К счастью, именно в тот момент, когда парторг объявлял Андрюше эту новость, к нему в кабинет вошел председатель райисполкома. По- здоровались.

— Иван Васильевич! — обратился парторг к предрику. — Вот нашему спецу — кстати, вашему депутату — «Урал» во как нужен! Он вообще без транспорта. В район на сессии пешком ходит. Это безобразие! Согласитесь?

— Безобразие то, что совхоз его на сессию пешком отправляет, а не на транспорте. Вы его должны возить. По закону. Но ты прав, что молодому спецу нужен хотя бы мотоцикл, не говоря уже о машине. Откуда узнал, что партия пришла? — вдруг улыбнулся Иван Васильевич.

— Ну, так... Военная тайна, — расплылся в улыбке парторг.

— Ладно. Где заявление?

— Вот оно!

Парторг выхватил заявление из рук Андрюши. Они его только что написали сообща. И, как оказалось, вовремя.

Предрик размашисто поставил резолюцию: «Согласовано. Ходатайствую как одному из самых активных депутатов». Внизу под резолюцией расписался.

— Держи. И прямо сейчас лети к шефу, а то к вечеру не останется ничего.

Андрюша ретировался из кабинета. Забежал к директору, оформил ходатайство от него как на молодого и активного специалиста, выпросил легковуху с водителем и через сорок минут был в райкоме партии.

Юрий Иванович никого не принимал — готовился в область. Секретарь никого к нему не допускала. По крайней мере, так говорили. Андрюша, однако, заметил, что нет-нет да и кое-кто проскакивал через кордон секретаря: то бухгалтер, то кадровик, то второй секретарь.

«Будь что будет», — решил он, вытаскивая депутатскую корочку голубого цвета.

И то ли секретарша никогда не видела таких удостоверений (обычно корочки были красные или вишневые, но чтобы голубые…), то ли просто загляделась на бравого парня, так как сама была молоденькая, но Андрюша проскочил-таки в кабинет главного районного босса.

— Здравствуйте, Юрий Иванович! — смело приветствовал первого секретаря вошедший. — Можно к вам с неотложным вопросом?

Юрий Иванович знал уже этого парня по совхозу — не раз приходилось встречаться при посещении. Да и как председатель депутатской комиссии он часто приходил для согласования проектов решений.

— Заходи, коль зашел, — хозяин кабинета оторвался от бумаг. — Какие там у тебя неотложные дела?

— Так, мотоцикл надо. «Урал».

— Кому?

— Мне лично.

— Не могу. У меня фронтовиков в очереди шестьдесят человек стоит.

— Да знаю я про очередь! Но мне сильно надо. А фронтовикам-то зачем? Они и руль не удержат.

— Это не твои проблемы. Удержат — не удержат. А я им должен все дефицитное отдавать в первую очередь. Договаривайся с кем-то из фронтовиков. Пусть свою очередь отдают.

— Но это нереально. Вот у меня письма есть.

Андрюша сунул заявление и письмо в руки первого. Тот внимательно прочитал.

— Спелись. Меня решили крайним сделать. Смотрите, мол, какой он плохой, а мы все хорошие тут. Не пролезет! Не дам!

— Но...

— Никаких «но». Сказал, не дам. И точка!

— А где мне брать транспорт? Не на большую же дорогу идти!..

— А хоть куда иди. Я не могу. У меня ветераны.

— Ну и работайте тогда со своими ветеранами! — начал заводиться Андрюша. — А я поеду в свой родной колхоз. Там мне не только «Урал», но и легковуху выделят. За мной председатель два раза приезжал — звал домой работать. И должность повыше дает. Заместителем своим ставит.

— А как же распределение? Ты должен пять лет отработать...

— Я никому ничего не должен. У меня красный диплом и свободное распределение. Я сам к вам в район попросился — на самое убыточное хозяйство области, чтобы поднять его. А тут не поддерживают. В конце концов, мне одному, что ли, это надо? — Андрюша разошелся не на шутку, раскрасневшись, размахивая руками.

«Будет из парня толк», — подумал Юрий Иванович. — Такого нельзя отпускать. Это будущий директор. А директора на улице не валяются».

Вслух сказал:

— Накажу по партийной линии.

— Во-первых, я еще не вступил в партию. Во-вторых, это за какие такие грехи накажете? За успехи в производстве или за активную общественную деятельность? — парировал молодой специалист.

Первый понял, что сморозил что-то не то, и махнул рукой:

— Давай свое заявление.

Андрюша пододвинул лист бумаги, лежавший на краю стола, и отошел на метр — на всякий случай, чтобы не спугнуть начальника. А тот уверенно написал слово «выдать» и расписался.

— Иди в райпо, выписывай. Деньги-то есть?

— Скопил.

— Ско-о-о-пил! Слышал я, как вы там копите. Сколько тринадцатой-то зарплаты получили? Говорят, чуть ли не годовой заработок?

— Сколько получили — все наши, честно заработанные, — буркнул еще не отошедший Андрюша. — У нас все четко, согласно областному положению по премированию. Я расчет ездил согласовывать в область.

— И что?

— Согласовали по максимуму. Так что здесь к нам никакой народный контроль не придерется. Есть приказ областного начальника, мы его исполняем.

— А вот это ты хорошо сказал: «Исполняем». Мне это слово нравится, — первый, улыбаясь, протянул Андрюше подписанное заявление. — Вот бы ты еще мои требования исполнял, тогда бы тебе цены не было.

— Если они законные, да во благо производства, то завсегда, — посетитель, тоже улыбнувшись сквозь красные щеки, принял листок из рук хозяина кабинета. — Спасибо!

— Не за что. Приходите еще, — первый секретарь махнул рукой, давая знать, что разговор закончен и можно раскланиваться.

Андрюша не замедлил воспользоваться этим разрешением и удалился из кабинета главного районного босса.

А потом он примчался в райпо. Оказалось, что в местном райпо мотоциклов нет и не было, что за покупкой надо ехать в соседний район, на их базу потребкооперации. А что делать? Поехал. Правда, в соседнем районном поселке, расположенном в тридцати километрах от центра Андрюшиного района, его встретили доброжелательно, привели на площадку, где стояли три ряда новеньких «Уралов» зеленого цвета, но разных оттенков.

— Выбирайте любой. Вот в этом ряду обычные. В этом — туристические, с задней скоростью. В этом — спортивные, с облегченными вилками, амортизаторами. Стоят по-разному, — снабженец водил рукой вдоль рядов мотоциклов. — Спортивный дороже на пятьсот рублей. Две двести за него платить надо будет. За обыкновенный заплатишь тысячу семьсот, а за туристический ровно две тысячи. Какой выбираешь?

Андрюша почесал затылок. Вот так всегда: когда выбирать не из чего, то безальтернативному варианту рад до небес, а когда есть из чего выбрать, есть в чем покопаться, то сразу начинаешь искать изъяны, даже у доброй вещи. Таков человек, и его, видно, не переделаешь. Конечно, спортивный был предпочтительнее, выглядел современнее. Да и полегче был. Но стоил... И тут Андрей вспомнил деда. Тот всегда говорил поговоркой из известного стиха про Балду: «Не гонялся бы ты поп за дешевизной!» А ведь он прав. Пятьсот рублей — это две месячные зарплаты, зато качество никуда не денешь. Решение созрело само собой.

— Этот беру, — он показал на третий агрегат в ряду спортивных мотоциклов.

— Молодец! Я тоже его приглядел для себя. Но раз ты облюбовал красавца, то он твой. Здесь все для покупателя.

— И что дальше?

— Пойдем в контору, оформим документы. И забирай конька, пользуйся. Катайся на здоровье!

— Спасибо на добром слове!

Андрюше не верилось, что все его мытарства позади. Однако это было на самом деле так. Оформление документов прошло спокойно. И вскоре счастливый хозяин выгонял мотоцикл «Урал-спорт» своим ходом из ворот базы снабжения райпотребсоюза.

Так молодой специалист, проявив волю и характер, получил в награду первое в своей жизни транспортное средство. Были потом в его жизни и другие виды транспортных средств, и не только советского, российского производства. Но тот, первый, запомнился на всю жизнь. Это был мотоцикл по разнарядке.

Александр Кириленко , из книги « И такое случается », 2010 год

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg